Услуги выполнены в полном объеме претензий. Правильное оформление акта выполненных работ

Как прекратить правоотношения по госконтракту, если исполнителем не выполнены обязательства в полном объеме, а срок действия самого контракта давно истек? На эти и смежные с ними вопросы отвечают специалисты компании «ГАРАНТ».

Сколько платить, если контракт выполнен не полностью?

Заключен муниципальный контракт на оказание услуг по техническому надзору. Согласно положениям муниципального контракта, оплата производится за каждую выполненную услугу по единой расценке, указанной в техническом задании, на основании двустороннего акта сдачи-приемки. Вместе с тем определена твердая цена контракта. Предусмотренные контрактом услуги выполнены не в полном объеме не по вине исполнителя. Потребности в оказании услуг на оставшуюся сумму у заказчика нет. Исполнитель требует оплаты всей суммы, но заказчик не оплачивает полную цену контракта, в связи с тем что работы не выполнялись. Правомерны ли требования исполнителя? По этому вопросу консультируют эксперты службы правового консалтинга компании «ГАРАНТ» Надежда ВЕРХОВА и Аркадий СЕРКОВ.

К сожалению, дать однозначный ответ на данный вопрос невозможно. Объясним почему. По общему правилу, следующему из ч. 4.1, 4.2, 6 ст. 9 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ (далее – Закон № 94-ФЗ), объем оказываемых услуг по контракту, заключаемому в соответствии с этим Законом, определяется при подписании такого контракта, а их оплата осуществляется по цене, установленной контрактом за весь объем.
При этом нормами Закона № 94-ФЗ установлены жесткие ограничения возможности изменения контрактов, в частности изменение цены, установленной контрактом. Уменьшение цены контракта с сохранением объема оказываемых услуг возможно только по соглашению сторон, иное ее изменение в ходе исполнения контракта допускается лишь в случаях, прямо предусмотренных Законом № 94-ФЗ (включая упомянутые выше), когда изменяется объем указанных услуг. Рассматриваемая ситуация ни к одному из таких случаев не относится.
Таким образом, исполнитель, надлежаще выполнивший все обязательства по контракту, вправе рассчитывать на получение всей оговоренной суммы.
Вместе с тем, по нашему мнению, это не означает обязательность уплаты полной цены контракта, если услуги оказаны в меньшем, чем предусмотрено контрактом, объеме. По смыслу норм гражданского законодательства, в частности положений п. 1 ст. 423, п. 1 ст. 779, ст. 781 ГК РФ, применение которых возможно в силу указаний ч. 1 ст. 2 Закона № 94-ФЗ, обязательственные правоотношения между заказчиком и исполнителем основываются на принципах возмездности, эквивалентности (установленной договором) суммы оплаты объему оказанных услуг. Поэтому, учитывая, что цена по контракту определяется за весь объем услуг, уплата полной цены за услуги, оказанные не в полном объеме, должна рассматриваться как неосновательное обогащение исполнителя (ст. 1102 ГК РФ).
Соответственно, если услуги оказаны в меньшем объеме, чем определен контрактом, оплата должна быть произведена в размере, пропорциональном объему фактически оказанных услуг. Однако одновременно следует учитывать, что в соответствии с положениями п. 2 ст. 781 ГК РФ в случае невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.
Наличие же или отсутствие вины заказчика в каждом конкретном случае может определить только арбитражный суд, который выносит решение, руководствуясь своим внутренним убеждением, основанным на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, ни одно из которых не имеет для суда заранее установленной силы (ст. 71 АПК РФ). Поэтому, если исполнитель, как того требует ст. 65 АПК РФ, докажет, что невозможность оказания услуг в полном объеме вызвана именно виновными действиями (бездействием) муниципального заказчика, частичная оплата заказчиком услуг будет признана неправомерной (смотрите, например, постановления ФАС Уральского округа от 15.12.2009 № Ф09-9971/09-С2, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.2011 № 17АП-2262/11, Второго арбитражного апелляционного суда от 26.02.2010 № 02АП-450/2010).
Обратим внимание, что в двух последних постановлениях высказано мнение, что п. 2 ст. 781 ГК РФ регулирует случаи, когда заказчик, не отказываясь от договора и выражая волю к принятию услуг, совершает действия, которые исключают возможность предоставления исполнителем этих услуг.

Надо ли расторгать прекращенный договор?

Муниципальный контракт на выполнение работ на сумму 70 млн рублей был заключен по результатам проведения открытого аукциона. Подрядчик не исполнил обязательство в установленный контрактом срок. Оплачены фактически выполненные работы на сумму 52 млн рублей согласно актам.
Вправе ли заказчик расторгнуть муниципальный контракт, несмотря на то что срок действия его истек еще в прошлом году, но обязательства подрядчиком не исполнены? В этих вопросах детально разобрались эксперты службы правового консалтинга компании «ГАРАНТ» Игорь КОТЫЛО и Аркадий СЕРКОВ.

По этому вопросу мы придерживаемся следующей позиции. Муниципальный контракт в данном случае не может быть расторгнут, поскольку он прекращается по истечении срока его действия.
Обоснование позиции следующее. Как видно из ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ, этот закон основывается на положениях Гражданского кодекса РФ и Бюджетного кодекса РФ. При этом в соответствии с ч. 1 и 2 ст. 9 Закона № 94-ФЗ под муниципальным контрактом (далее также - контракт) понимается договор, заключенный заказчиком в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом РФ и иными федеральными законами с учетом положений Закона № 94-ФЗ.
Таким образом, к контракту применяются нормы Гражданского кодекса РФ, если иное не предусмотрено самим Законом № 94-ФЗ.
В связи с этим следует учитывать, что возможность расторжения договора, то есть прекращения обязательств, вытекающих из него (п. 2 ст. 453 ГК РФ), установлена только в отношении фактически действующего договора. Расторгать договор, если он уже прекратил действие, бессмысленно (смотрите, например, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.03.2010 по делу № А75-6516/2009 (определением ВАС РФ от 12.07.2010 № ВАС-8771/10 в передаче в Президиум ВАС РФ данного дела для пересмотра в порядке надзора было отказано)).
Поскольку Законом № 94-ФЗ никаких особых условий относительно срока действия контракта и вытекающих из него обязательств не установлено, необходимо руководствоваться нормами Гражданского кодекса РФ.
Согласно п. 1 ст. 425 ГК РФ, договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. Договор порождает обязательства (п. 2 ст. 307 ГК РФ), и по общему правилу, установленному ст. 310 ГК РФ, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. В соответствии с п. 1 ст. 407 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. Согласно же п. 3 ст. 425 ГК РФ, при отсутствии в законе или договоре специального условия о том, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по нему, такой договор признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства.
К сожалению, последняя норма сформулирована таким образом, что допускает разные прочтения. Относительно ее толкования существуют две основные точки зрения.
Первая состоит в том, что упоминаемый в п. 3 ст. 425 ГК РФ «определенный в договоре момент окончания исполнения сторонами обязательства» не может отождествляться с конкретной датой (датой окончания срока действия договора или выполнения работ). В таком случае речь идет о некоем моменте, когда обязательство должно будет признано исполненным в соответствии с условиями договора, но не о сроке его наступления. При этом, согласно п. 3 ст. 708 ГК РФ, при нарушении конечного срока выполнения работы наступают последствия, предусмотренные п. 2 ст. 405 ГК РФ, который указывает, что, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения работ и требовать возмещения убытков. С рассматриваемой точки зрения это означает, что истечение срока выполнения работ означает не прекращение обязательств само по себе, но лишь дает заказчику право отказаться от исполнения договора, если работы не выполнены в указанный срок. Поэтому в отсутствие условия, что истечение срока действия договора и (или) срока выполнения работ влечет прекращение обязательств по нему, такой договор должен признаваться действующим до того момента, пока он не будет исполнен, расторгнут по соглашению сторон либо одна из сторон не заявит отказ по одному из предусмотренных законом условий (например, ст. 715, 717 ГК РФ). Такой подход распространен в судебной практике (смотрите, например, решение Арбитражного суда Рязанской области от 20.07.2010 № А54-327/2010С9; постановления ФАС Центрального округа от 12.04.2011 № Ф10-661/11; ФАС Московского округа от 22.10.2010 № КА-А40/13132-10, от 05.05.2010 № КГ-А40/3731-10, от 04.08.2010 № КГ-А40/7935-10, от 25.02.2010 № КГ-А40/839-10 и от 22.08.2011 № Ф05-7503/11; ФАС Западно-Сибирского округа от 22.07.2010 по делу № А75-6398/2009 и от 02.06.2003 по делу № Ф04/2402-537/А03-2003; ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.03.2011 по делу № А74-2370/2010; ФАС Поволжского округа от 16.03.2010 по делу № А55-15744/2009; ФАС Северо-Кавказского округа от 11.01.2009 № Ф08-7430/2008).
Вторая точка зрения основывается на том, что под «моментом окончания исполнения сторонами обязательства», до которого договор признается действующим, упоминаемым в п. 3 ст. 425 ГК РФ, имеется в виду именно срок - дата или период времени, определенный договором. В норме не указано, о каком обязательстве идет речь. Это может означать, что речь идет о каждом обязательстве, вытекающем из договора, то есть срок окончания его действия не тождествен конечному сроку выполнения работ, но определяется исходя из него, с учетом срока для приемки работ и их оплаты. Кроме того, необходимо принять во внимание, что из п. 1 ст. 708 ГК РФ следует, что в договоре подряда обязательно должны быть указаны начальный и конечный сроки выполнения работ, то есть эти условия для договора подряда являются существенными (п. 1 ст. 432 ГК РФ). В связи с этим указание п. 3 ст. 708 ГК РФ с этой точки зрения можно понимать так: если работы не выполнены в определенный договором срок, предполагается, что заказчик утратил интерес к исполнению подрядчиком этого основного для договора обязательства и, соответственно, отказывается от принятия исполнения. Отсюда следует, что договор подряда считается прекращенным по истечении предусмотренного в нем конечного срока выполнения работы (смотрите, например, постановления Президиума ВАС РФ от 13.02.2002 № 7223/98, ФАС Уральского округа от 23.12.2010 № Ф09-10272/10-С2, ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.04.2001 № А19-12505/00-35-Ф02-814/01-С2, ФАС Северо-Западного округа от 18.01.2010 по делу № А56-32219/2008 и от 28.08.2008 № А56-9516/2005 (оставлено в силе определением ВАС РФ от 24.04.2009 № 15523/08; в передаче последнего дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора отказано)).
К этой точке зрения примыкает позиция, высказанная в п. 2 письма ВАС РФ от 10.08.1994 № С1-7/ОП-555, изданного еще до вступления в силу части первой ГК РФ. В нем говорится: если работа окончательно не выполнена подрядчиком в установленный договором срок, а заказчик не утратил интерес к ее выполнению данным подрядчиком, договор действует до окончательного выполнения всей работы. Если же интерес заказчика утрачен и он после истечения срока выполнения работы предъявляет подрядчику требование о возмещении понесенных им убытков, вызванных этим нарушением, то договор подряда следует считать прекращенным. Данная позиция принимается некоторыми арбитражными судами и в настоящее время (смотрите, например, решение Арбитражного суда Свердловской области от 14.02.2011 № А60-40968/2010). На наш взгляд, эта позиция не противоречит п. 3 ст. 425 ГК РФ при ее толковании со второй точки зрения. Фактически она также построена на том, что договор прекращает действие после окончания определенного договором срока выполнения работ, только допускает, что продолжение выполнения работ подрядчиком можно считать предложением (офертой) о продлении такого срока, а отсутствие возражений со стороны заказчика, его молчание в данной ситуации можно считать принятием (акцептом) такого предложения (п. 2 ст. 438 ГК РФ).
В связи с этим следует помнить, что ч. 5 ст. 9 Закона № 94-ФЗ установлен запрет на изменение условий контракта, указанных в ряде перечисленных в этой части других положений этого Закона, в том числе ч. 12 ст. 35 Закона № 94-ФЗ, согласно которой контракт заключается на условиях, предусмотренных документацией об аукционе, по цене, определенной по его итогам. А документация об открытом аукционе должна содержать указания о сроках (периодах) выполнения работ (ч. 4 ст. 34, п. 4 ч. 4 ст. 22 Закона № 94-ФЗ). Следовательно, изменение условия о сроке выполнения работ по контракту недопустимо, что подтверждается разъяснениями контролирующих органов (смотрите, например, решение ФАС от 24.12.2010 № К-1647/10) и судебной практикой (смотрите, например, постановления ФАС Волго-Вятского округа от 06.07.2009 № А11-4585/2008-К1-2/210, ФАС Поволжского округа от 11.06.2009 № А72-7337/2008, ФАС Дальневосточного округа от 16.04.2009 № Ф03-1279/2009). Соответственно, исходя из второй точки зрения на толкование п. 3 ст. 425 ГК РФ, контракт прекращает свое действие после окончания срока выполнения работ.
Имеющаяся арбитражная практика показывает, что, как правило, суды исходят именно из этого (смотрите, например, постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 17.08.2010 № 07АП-5727/10, ФАС Северо-Кавказского округа от 26.05.2010 № Ф08-3032/10 и от 20.05.2010 № Ф08-2942/10, ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.05.2010 по делу № А33-10542/2009 и от 06.05.2010 по делу № А33-10545/2009, ФАС Волго-Вятского округа от 10.07.2009 № А28-13776/2008-392/17, ФАС Северо-Западного округа от 08.05.2009 № А56-23035/2008, ФАС Уральского округа от 07.04.2010 по делу № А76-13865/2009-2-782 и от 26.08.2008 № Ф09-6114/08-С5).
Тем не менее в отдельных случаях суды оценивают контракт с первой из описанных точек зрения и в отсутствие условия о прекращении обязательств по окончании срока его действия считают его действующим до момента расторжения (постановление ФАС Московского округа и от 31.05.2011 № КГ-А40/14500-10).
По нашему мнению, второй подход в данном случае представляется более обоснованным, так как есть основания говорить, что, поскольку из Закона № 94-ФЗ следует невозможность продления срока исполнения обязательств по контракту, это одновременно означает и указанный п. 3 ст. 425 ГК РФ случай, когда закон предусматривает прекращение обязательств по договору с истечением срока его действия.
В данном случае муниципальный контракт предусматривает и срок выполнения работ, и срок его действия. С учетом этого контракт прекращает свое действие после окончания последнего срока - 31 декабря 2011 года.
Однако в случае возникновения спора решение по конкретному делу будет зависеть от позиции суда.

Документ, подтверждающий факт выполнения заказа, предусмотренного условиями предварительно заключенного договора или соглашения, называется (услуг). Для правильного оформления он должен быть подписан уполномоченными лицами всех сторон, подписавших договор на выполнение работ (оказание услуг). Как итоговый документ, он подтверждает факт выполнения договорных работ в полном объеме с надлежащим качеством.

В правильно оформленном акте выполненных работ обязательно указываются: номер акта, реквизиты договора, юридические названия сторон подписавших акт, сроки и объемы выполнения, стоимость работ с учетом и номер счета на оплату, предоставленных заказчику. Акт выполненных работ в обязательном порядке заверяется печатями. Количество экземпляров должно быть не менее числа представителей подписавших его сторон.

Если заказчик отказывается принять работы и подписать акт выполненных работ, то проводится разбирательство. В этом случае стороны составляют акт недоделок или акт-претензию, в случае полного выполнения объемов, но не возможности принятия работ по другим причинам. Здесь указываются причины отказа приемки работ, определяются сроки устранения и дата повторной сдачи работ. Все юридические и финансовые аспекты таких ситуаций должны быть заранее предусмотрены условиями договора.

В тех случаях, когда заказчик отказывается от подписания акта, а исполнитель считает такой отказ не обоснованным, документ может быть подписан в одностороннем порядке. В этом случае оформление документов производится с привлечением комиссии, в состав которой обязательно должны входить специалисты по предмету выполнения работ. К акту выполненных работ прикладывается документ, подтверждающий отказ заказчика принять работу. Также, такие односторонние акты, зачастую составляются из-за не возможности обеспечения подписания всех необходимых экземпляров всеми заказчиками. Ярким примером здесь могут служить услуги мобильной связи.

К оформлению акта следует относиться очень серьезно. Несмотря на то, что законодательством не определена его четкая форма, все же этот документ является важным подтверждением факта выполнения работ. Известны случаи спорных вопросов в оплате исполнителю было отказано из-за того, что акты подписывали не уполномоченные на это лица, было указано не точное юридическое название предприятия-заказчика, отсутствовали подписи таких сторонних организаций, как генеральный подрядчик или проектная организация.

Также следует помнить, что акты выполненных работ в полной мере относятся к первичным документам в ведении бухгалтерской отчетности о деятельности предприятия, и следует подобрать наиболее подходящий типовой бланк из рекомендуемых налоговыми органами вариантов. Потому что, если акты будут оформляться с нарушением предоставляемых налоговиками требований, то штрафные санкции по непринятию заявленных расходов предприятия фактически неизбежны. В тоже время необходимо понимать документы по оформлению выполнения работ являются самыми распространенными для определения требования оплаты.

Правильное оформление актов выполненных работ обеспечит любому предприятию своевременную оплату и отсутствие претензий со стороны налоговых органов.

Решение по уголовному делу Информация по делу

Дело № 1-196/13

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Верхнепышминский городской суд Свердловской области в составе

председательствующего судьи Кипеловой Н.Л.,

с участием государственных обвинителей – заместителя прокурора г. Верхней Пышмы Амирова Д.Ш., старших помощников прокурора г. Верхней Пышмы Рябухиной Е.О. и Пигалицына М.С.,

представителя потерпевшего ФИО36

подсудимой Гунько Д.Д.,

защитников Колобовой Е.В., представившей удостоверение № 1223 и ордер № 058024 от 22 мая 2013 года, Наумовой М.Н., представившей удостоверение № 2266 и ордер №102139 от 22 мая 2013 года,

при секретаре Шапошниковой Ю.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Гунько Домники Дмитриевны<данные изъяты>

обвиняемой в совершении трех преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации,

установил:

Гунько Д.Д. виновна в том, что, являясь должностным лицом – начальником Муниципального учреждения «Управление капитального строительства «МО «Верхняя Пышма» (далее МУ «УКС»), ненадлежаще исполняя свои должностные обязанности вследствие небрежного к ним отношения, действуя от имени МУ «УКС», как заказчик, в период с 01 по ДД.ММ.ГГГГ подписала акты о приемке работ по ранее заключенному с подрядчиком Муниципальным унитарным предприятием «Водопроводно-канализационное хозяйство» (далее МУП «Водоканал») муниципальному контракту на выполнение работ по строительству канализационного коллектора в <адрес> городского округа Верхняя Пышма, заведомо зная, что они не выполнены в полном объеме, но, самонадеянно рассчитывая, что подрядчик исполнит свои обязательства. После чего, недобросовестно относясь к службе, для осуществления оплаты фактически не выполненных работ, она подписала справки о стоимости работ и затрат, санкционировала оплату в пользу МУП «Водоканал» в том числе невыполненных объемов работ на общую сумму № что повлекло причинение крупного ущерба на указанную сумму.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах:

ДД.ММ.ГГГГ по результатам проведенного конкурса на выполнение работ по строительству канализационного коллектора в <адрес> между заказчиком МУ «УКС» и подрядчиком МУП «Водоканал» заключен контракт № 23-КК, в соответствии с которым МУП «Водоканал» обязано согласовать рабочую документацию с заинтересованными организациями в установленном порядке, выполнить подготовительные работы, осуществить строительство канализационного коллектора в соответствии с проектом, локальным сметным расчетом, выполненным в действующих ценах в соответствии с техническим заданием, утвержденным заказчиком, предоставить исполнительную съемку канализационного коллектора по окончании работ.

Согласно Уставу МУ «УКС», Учреждение производит в установленном порядке оплату работ на основании подписанных им документов об объеме и стоимости выполненных работ, а также окончательные расчеты по законченным строительством объектам (п. 9 п.п. 6); осуществляет контроль и технический надзор за качеством строительства, ремонта, реконструкции объектов в соответствии с проектно-сметной документацией, строительными нормами, правилами и техническими условиями, а также осуществляет контроль за сроками ввода объектов в эксплуатацию (п. 12 п.п. 1).

Согласно п. 29 Устава МУ «УКС», Учреждение возглавляет начальник, который назначается на должность и освобождается от занимаемой должности Главой МО «Верхняя Пышма».

В соответствии с п. 31 Устава МУ «УКС» на начальника Учреждения возлагается, в том числе: использование имущества и средств Учреждения; заключение договоров от имени Учреждения; выдача доверенностей; открытие и закрытие в банках счетов Учреждения по финансированию строительства и других счетов; прием и увольнение работников, применение мер поощрения и наложения взысканий на них в соответствии с трудовым законодательством.

Распоряжением Главы МО «Верхняя Пышма» от 07 июня 2004 года № 42к Гунько с 01 июня 2004 года в порядке перевода принята начальником МУ «УКС».

Таким образом, Гунько постоянно выполняла организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в муниципальном учреждении, то есть являлась должностным лицом.

Согласно п. 3 Устава МУ «УКС» Учреждение является юридическим лицом, имеет самостоятельный баланс, расчетный счет и иные счета, владеет, пользуется и распоряжается средствами в соответствии назначением, целями и функциями учреждения, заданиями собственника в пределах, установленных законодательством Российской Федерации и Свердловской области, правовыми актами МО «Верхняя Пышма», а также настоящим Уставом (п. 4).

В соответствии со ст. 219 Бюджетного кодекса Российской Федерации исполнение бюджета по расходам осуществляется в порядке, установленном соответствующим финансовым органом, с соблюдением требований настоящего Кодекса. Исполнение бюджета по расходам предусматривает: принятие бюджетных обязательств; подтверждение денежных обязательств; санкционирование оплаты денежных обязательств; подтверждение исполнения денежных обязательств.

Получатель бюджетных средств принимает бюджетные обязательства путем заключения государственных (муниципальных) контрактов, иных договоров с физическими и юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями или в соответствии с законом, иным правовым актом, соглашением.

Получатель бюджетных средств подтверждает обязанность оплатить за счет средств бюджета денежные обязательства в соответствии с платежными и иными документами, необходимыми для санкционирования их оплаты.

Санкционирование оплаты денежных обязательств осуществляется в форме совершения разрешительной надписи (акцепта) после проверки наличия документов, предусмотренных порядком санкционирования оплаты денежных обязательств, установленным финансовым органом в соответствии с положениями настоящего Кодекса.

ДД.ММ.ГГГГДД.ММ.ГГГГ, точные дата и время следствием не установлены, находясь в служебном кабинете № в здании администрации ГО Верхняя Пышма по адресу: <адрес>, начальник МУ «УКС» Гунько, являющаяся должностным лицом муниципального учреждения, выполняла свои должностные обязанности.

В соответствии с п. 3.1 должностной инструкции начальника МУ «УКС» Гунько в ее обязанности входит контроль и технический надзор за строительством и ремонтом, соответствием объемов, стоимости и качества выполняемых работ проектам и сметным расчетам, строительным нормам и правилам на производства и приемку этих работ.

В указанный период времени к начальнику МУ «УКС» Гунько от руководства МУП «Водоканал» в лице директора Боголапова и главного инженера Корякова поступили для подписания акт № 2 по смете № 31/1-НК-В о приемке выполненных работ (унифицированная форма КС-2) и справка о стоимости выполненных работ и затрат (унифицированная форма КС-3), согласно которым работы по строительству канализационного коллектора в <адрес>, предусмотренные контрактом, техническим заданием, проектом и локальными сметными расчетами, выполнены в полном объеме. Между тем, в действительности, не были выполнены: участок самотечного коллектора в однотрубном исполнении, протяженностью 310 метров и участок напорного коллектора в двухтрубном исполнении, протяженностью 150 метров.

При этом Гунько заведомо знала о невыполнении всех работ по строительству канализационного коллектора в <адрес>, предусмотренных контрактом, техническим заданием, проектом и локальными сметными расчетами, поскольку лично получала от директора МУП «Водоканал» ФИО91 гарантийные письма от ДД.ММ.ГГГГДД.ММ.ГГГГ, в которых последний гарантировал окончание основных и дополнительных работ по строительству коллектора в срок до ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ в служебном кабинете № в здании администрации ГО Верхняя Пышма по ранее указанному адресу, после получения от директора МУП «Водоканал» акта № 2 по смете № 31/1-НК-В о приемке выполненных работ (унифицированная форма КС-2) и справки о стоимости выполненных работ и затрат (унифицированная форма КС-3), согласно которым работы по строительству канализационного коллектора в <адрес>, предусмотренные контрактом, техническим заданием, проектом и локальными сметными расчетами, выполнены в полном объеме, Гунько, заведомо зная, что указанные документы не соответствуют действительности и содержат заведомо ложные сведения в части указания о выполнении всех необходимых работ в полном объеме, но, самонадеянно рассчитывая, что подрядчик исполнит свои обязательства, подписала представленные документы. После чего в нарушение требований бюджетного законодательства необоснованно санкционировала оплату денежных обязательств в форме совершения разрешительной надписи на платежных документах в пользу МУП «Водоканал», в том числе за невыполненные объемы работ на общую сумму №.

Подсудимая Гунько в судебном заседании вину в совершении преступления признала полностью и показала, что с ДД.ММ.ГГГГ по сентябрь 2011 года состояла в должности начальника МУ «УКС», в ее должностные обязанности входило: подготовка конкурсной документации, осуществление технического надзора, приемка строительных работ, контроль за выполнением работ по проектной документации. В 2007 году был подготовлен и проведен конкурс МУ «УКС» на проведение работ по строительству напорного канализационного коллектора в <адрес>, она являлась членом конкурсной комиссии. На аукцион было заявлено два участника, один из которых был отклонен в связи с отсутствием необходимых документов. По итогам конкурса заказчиком МУ «УКС» был заключен муниципальный контракт с единственным участником – подрядчиком МУП «Водоканал», который по условиям контракта мог привлекать к выполнению работ субподрядчиков. Сколько именно было субподрядчиков при выполнении работ – ей неизвестно. Работы по строительству коллектора были начаты в октябре 2007 года. По результатам строительства коллектора в декабре 2007 года ею были подписаны акты выполненных работ – унифицированные формы КС-2 и КС-3. Выполнение работ по участку самотечного коллектора в однотрубном исполнении, протяженностью 310 метров, на <адрес> она проверяла, производила осмотр вместе с экспертом визуально, замеры не производила, поэтому была уверена, что работы соответствуют заявленным в проекте. Гарантийных писем на этот участок не было, по ее мнению, данный участок коллектора был выполнен, но она работы проверила только визуально, без замеров. Второй участок напорного коллектора в двухтрубном исполнении, протяженностью 150 метров, был ею проверен также визуально: были выполнены все колодцы, трубы доведены до КНС, которую нужно было строить, однако длина трассы ею не замерялась, к этому она отнеслась халатно, полагая, что выполненные работы соответствуют заявленным в проекте. Третий участок коллектора, протяженностью 484 метра, фактически был выполнен. По этому участку, коллектор, протяженностью 300 метров, выполнен не был, в связи с пикетами и протестами местных жителей. Вместо этого участка коллектора был выполнен аналогичный по стоимости участок коллектора в районе товарищества индивидуальных застройщиков «Лазурный берег» (далее – «Лазурный берег»), который полностью соответствовал проектно-сметной документации и планировался к строительству на втором этапе, между тем, техническим заданием строительство этого участка предусмотрено не было. Решение «перебросить» выделенные денежные средства со строительства участка коллектора по <адрес> на строительство участка на «Лазурном берегу» было принято Чирковым и Боголаповым, она при принятии этого решения не участвовала, только подписала необходимые акты. Участок коллектора на «Лазурном берегу» был построен до ДД.ММ.ГГГГ. Участок траншеи, протяженностью 100 метров на момент проверки и принятия ею работ в 2007 году был выполнен: трубы были уложены и закопаны, то, что на момент осмотра этого участка экспертом в 2012 году – через 5 лет, трубы торчали из земли, не означает, что в таком виде работы были приняты в 2007 году. Участок коллектора, протяженностью 84 метра, также был выполнен. По результатам всех перечисленных работ, в том числе на основании гарантийных писем, ею были подписаны акты КС-2 и КС-3. Линейная часть коллектора была полностью построена, оставались невыполненными только крышки люков, колодцы и задвижки.

ДД.ММ.ГГГГ Гунько обратилась с явкой повинной (т. 4 л.д. 211-216), в которой также указала, что в 2007 году МУ «УКС» был подготовлен и проведен конкурс на проведение работ по строительству напорного канализационного коллектора в <адрес>. Конкурная комиссия состояла из пяти сотрудников, двое из которых относились к МУ «УКС»: председателем аукционной комиссии являлся первый заместитель главы ФИО93. На аукцион было заявлено два участника, один из которых был отклонен в связи с отсутствием необходимых документов. Конкурс был признан несостоявшимся и по его итогам МУ «УКС» был заключен муниципальный контракт с единственным участником МУП «Водоканал», директором которого являлся ФИО94. Строительство коллектора осуществлял МУП «Водоканал» с привлечением субподрядных организаций. Технический надзор со стороны МУ «УКС» осуществлялся в ее лице, а также со стороны МУП «Водоканал» ФИО92. Общая стоимость строительных работ составляла около № выделенных из областного и муниципального бюджетов. В ходе строительства осуществлялись выезды на объект, по результатам которых был выявлен срыв предусмотренных сроков строительства в связи с удлинением трассы и пикетами местных жителей. По результатам строительных работ в декабре 2007 года были подписаны акты выполненных работ (КС-2) и справки о стоимости выполненных работ и (КС-3). Данные документы были подписаны со стороны МУ «УКС» ею лично и со стороны МУП «Водоканал» директором ФИО104. На основании подписанных актов КС-2 и КС-3 были перечислены бюджетные средства в сумме № на расчетный счет МУП «Водоканал». Куда в дальнейшем МУП «Водоканал» перечислил данные деньги, ей не известно. ДД.ММ.ГГГГ ею подписывались акты выполненных работ, которые ей предоставлял МУП «Водоканал» в лице ФИО101. Конечные акты выполненных работ были подписаны в декабре при предоставлении гарантийных писем от МУП «Водоканал» на имя ФИО97 и ее имя, которыми директор МУП «Водоканал» гарантировал закончить строительство канализационного коллектора в 2008 году. После ознакомления с гарантийными письмами в период после декабря 2007 года она созвонилась с директором МУП «Водоканал» ФИО98, который уверил ее, что все не выполненные работы будут выполнены в первом полугодии 2008 года и попросил ее подписать акты выполненных работ на весь объем работ. После подписания актов выполненных работ КС-2 и КС-3, эти акты были переданы помощнику главы ФИО100, которой также подписывались счета на оплату. На протяжении февраля-мая 2008 года она неоднократно звонила ФИО99 по вопросу невыполнения работы по гарантийным письмам, и он ее заверил, что все будет выполнено и что все материалы, неустановленные задвижки, люки, фланцы лежат на складе МУП «Водоканал». До настоящего времени работы не завершены. В период с ноябрь по декабрь 2007 года ФИО102 проводились неоднократные совещания. Она присутствовала на одном из них, где было принято решение об удлинении трассы коллектора примерно на 610 метров, хотя в соответствии с составленной и подписанной ею документацией длина трассы по документам составила примерно 565 метров. Они уменьшили длину трассы, чтобы не была превышена доля софинансирования из средств местного бюджета в размере 10%. При подписании актов приемки выполненных работ по строительству работ она понимала, что работы были выполнены не в полном объеме. Кроме того, на совещании было сказано, что денежные средства на строительство коллектора необходимо освоить до конца 2007 года. Со слов ФИО95 ей известно, на момент подписания ФИО103 локального сметного расчета ему было достоверно известно о том, что работы МУП «Водоканал» не выполнены в полном объеме. ФИО96, которой также было известно о том, что работы по строительству коллектора выполнены не в полном объеме, подписала акт КС-3 и счета-фактуры на оплату. Вину в халатном исполнении своих должностных обязанностей признает в полном объеме.

Свою явку с повинной подсудимая подтвердила в судебном заседании.

Вина подсудимой подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами.

Представитель потерпевшего ФИО89 суду показал, что между Министерством природных ресурсов Свердловской области как главным распорядителем бюджетных средств и городским округом Верхняя Пышма было заключено соглашение № 9 от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому местному бюджету была предоставлена субсидия для долевого финансирования программы развития общественной инфраструктуры муниципального значения «Канализационный коллектор <адрес>. Линейная часть». В соответствии с соглашением субсидия предоставлялась двумя платежами: авансовым – в размере № и оплатой оставшейся суммы, которая была определена на основании представленных актов выполненных работ, унифицированной формы КС-2 и КС-3. Всего из областного бюджета было выделено около №. О том, что не все заявленные работы были выполнены, Министерству природных ресурсов известно не было, так как Министерство не являлось стороной муниципального контракта, поэтому его представитель не участвовал в приемке работ. Акты КС-2 и КС-3 были подписаны Гунько и ФИО90. Выделенные денежные средства должны были быть освоены получателем в рамках финансового года. О том, завершено ли строительство коллектора представителю потерпевшего неизвестно; о том, что работы по строительству были выполнены не в полном объеме, Министерству стало известно только в ходе предварительного следствия по уголовному делу. В результате виновных действий должностного лица причинен ущерб на сумму №, указанная денежная сумма подлежит возврату в бюджет.

Свидетель ФИО86 показал суду, что с апреля 2005 по апрель 2009 года он был Главой городского округа Верхняя Пышма. В его обязанности входило общее руководство управлений и отделов администрации городского округа. У него было три заместителя: первый заместитель ФИО87, заместитель по экономике и заместитель по социальным вопросам. Каждый из заместителей курировал свои вопросы деятельности, так ФИО88 курировал вопросы ЖКХ и строительства, ему организационно подчинялись МУ «УКС», комитет ЖКХ. Гунько возглавляла в тот период МУ «УКС». По вопросам, касающимся своих направлений деятельности, заместители самостоятельно проводили еженедельные совещания с участием руководителей профильных отделов. Чирков также проводил оперативные совещания по курируемым вопросам, обычно на таких совещаниях присутствовали начальники МУ «УКС», комитета ЖКХ, Управления архитектуры, МУП «Водоканал». Вопросами строительства канализационного коллектора в <адрес> в конце 2007 года занимался Чирков, он (свидетель) по этому вопросу ничего пояснить не может. Финансирование коллектора частично осуществлялось из средств областного и частичного из средств местного бюджета. Охарактеризовал Гунько с положительной стороны как исполнительного и добросовестного работника.

Свидетель ФИО84 назначенный на должность первого заместителя главы муниципального образования с ДД.ММ.ГГГГ постановлением Главы МО «Верхняя Пышма» (т. 3 л.д. 45), показал суду, что по март 2009 года он состоял в указанной должности. Главой администрации на тот момент являлся ФИО85, Гунько занимала должность начальника МУ «УКС». В его должностные обязанности входили вопросы транспорта, ЖКХ, связи, ремонт и обслуживание дорог. Проект по строительству канализационного коллектора в <адрес> был разработан давно, но его финансирование было открыто только в 2007 году, состоялся конкурс. Большая часть денежных средств на строительство коллектора – около № (90%) выделялось из областного бюджета и около 10% - софинансирование из местного бюджета. Заказчиком по муниципальному контракту являлся МУ «УКС», генеральным подрядчиком – МУП «Водоканал», который привлекал к работам субподрядчиков. Поскольку финансирование поступило в конце года и перечисленные денежные средства необходимо было освоить, были установлены сжатые сроки строительства. За 20 дней был выполнен объем работ на 90%, невыполненные объемы касались оборудования, а не самих работ, поскольку имели место случаи хищения оборудования, так были похищены уже установленные, дорогостоящие задвижки. Еженедельно им проводились оперативные совещания с руководителями коммунальных предприятий, обсуждались ли на них вопросы строительства коллектора в <адрес> – не помнит. Объем и качество работ контролировали на месте кураторы от заказчика и подрядчика, которые должны были производить замеры, фотографирование, проверять скрытые работы, на основании этого составлялись сметы, которые проверялись специалистами. При выполнении строительных работ он не подписывал проектно-сметную документацию, справки о стоимости выполненных работ, счетов-фактур. Охарактеризовал Гунько с положительной стороны, как хорошего специалиста.

Свидетель ФИО82 – директор МУП «Водоканал» со ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д. 30, 31, 34, 35) суду показал, состоял в указанной должности, в настоящее время является заместителем директора предприятия. В 2007 году МУП «Водоканал» выиграл у администрации г. Верхней Пышмы конкурс на строительство линейной части напорного канализационного коллектора в <адрес>. Финансирование было выделено только на строительство линейной части коллектора, не было спроектировано строительство, в частности, насосных станций, электроснабжения, поэтому в таком виде коллектор не мог быть введен в эксплуатацию, что было очевидно для всех. По муниципальному контракту администрация города являлась заказчиком, а МУП «Водоканал» генеральным подрядчиком, фактически необходимо было построить около 12 км сетей. Руководство строительством осуществлялось им лично, а также главным инженером, от администрации данный вопрос курировала Гунько. Сроки строительства были установлены в пределах двух месяцев – с октября по декабрь 2007 года, сумма контракта – ФИО83. Акты выполненных работ, в том числе акты формы КС-2 и КС-3, подписывались им, после чего представлялись в администрацию. Самим МУП «Водоканал» выполнялась незначительная часть работ, большинство работы выполнялось субподрядчиками. Имелись отдельные участки, на которых строительство коллектора не было завершено, это: поттопленные, болотистые участки, участок на <адрес> не был выполнен из-за пикетов местных жителей, участки, которые подходили к проектируемым станциям. В связи с этим по недостроенным участкам МУП «Водоканал» были представлены гарантийные письма. До настоящего времени сам объект находится в стадии строительства, большинство работ по гарантийным письмам выполнено; закупленное оборудование: запорная арматура, задвижки, фланцы хранятся в МУП «Водоканал» во избежание хищения. Гунько как представитель заказчика лично выходила на объект и проверяла строительство коллектора. О том, что по контракту не были выполнены некоторые работы, было известно и ему, и Гунько. Вопросы и проблемы строительства коллектора обсуждались на совещаниях, где иногда присутствовала Гунько. Охарактеризовал Гунько с положительной стороны как добросовестного, честного, исполнительного работника.

Свидетель ФИО81 суду показала, что она с 2001 по 2010 год работала в МУП «Водоканал» <адрес> в должности начальника производственно-технического отдела, в том числе в 2007 году. В этот период Гунько занимала должность начальника МУ «УКС». В 2007 году МУП «Водоканал» заключил контракт с администрацией ГО Верхняя Пышма в лице МУ «УКС» на строительство канализационного коллектора в <адрес>. Финансирование на строительство коллектора было выделено на строительство линейной части коллектора с установкой канализационных колодцев и камер, на строительство насосных станций денежные средства не выделялись, поскольку в этой части не была вовремя разработана проектная документация, при таких обстоятельствах проект коллектора по окончанию строительства не мог стать действующим, что было известно сразу, в том числе и Министерству природных ресурсов, выделившему денежные средства. Всего было выделено около № освоить эти деньги необходимо было в короткие сроки. Большинство работ было выполнено, в том числе было закуплено оборудование, которое во избежание хищения хранилось в МУП «Водоканал». Относительно тех работ, которые не были завершены к установленному сроку, были представлены гарантийные письма, кто их писал и какой в них был установлен срок выполнения работ – не помнит. По окончанию работ, качество работ проверялось заказчиком – МУ «УКС», составлялись акты КС-2 и КС-3, которые подписывались заказчиком МУ «УКС», а именно Гунько и генеральным подрядчиком МУП «Водоканал» - Боголаповым. Гунько лично выезжала на объект, проверяла готовность работ.

Постановлением от ДД.ММ.ГГГГ прекращено уголовное дело в отношении ФИО77 обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 Уголовного кодекса Российской Федерации, то есть в использовании лицами, выполняющими управленческие функции, своих полномочий вопреки законным интересам организации в целях извлечения выгод и преимуществ для себя, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования (т. 5 л.д.).

Свидетель ФИО75 допрошенная судом в присутствии защитника Купыревой Е.Н, показала, что в 2007 году она занимала должность помощника главы администрации по перспективному развитию, в это время Гунько являлась начальником МУ «УКС». В ее (свидетеля) должностные обязанности входил контроль за деятельностью управления капитального строительства, контроль всех объектов строительства. Ее непосредственным руководителем был ФИО76. В конце 2007 года из областного бюджета были выделены деньги на строительство коллектора в размере около №. В связи с этим был объявлен конкурс, она, возможно, была в числе членов конкурсной комиссии. По результатам конкурса победил МУП «Водоканал», который имел право привлекать к строительству подрядчиков. Она наблюдала за строительством коллектора, один-два раза вместе с Гунько выезжала на объект. Коллектор необходимо было построить до конца календарного года. Проблемы возникали в связи с короткими сроками выполнения работ и зимним временем года. Работы по строительству не были выполнены в полном объеме, в том числе потому, что один участок не давали построить местные жители, которые устраивали пикетирования; на какую сумму не выполнены работы – не знает. По результатам строительства составлялись акты КС-2 и КС-3, которые подписывали ФИО78 и Гунько, эти акты являлись основанием для того, чтобы закрыть контракт. Глава администрации ФИО79 и его заместитель ФИО80 знали о том, что часть строительных работ не завершены, давали ли они указания Гунько подписать акты выполненных работ – пояснить не может. Вместо участка коллектора по <адрес>, где строительству препятствовали местные жители, было выполнено строительство участка коллектора в «Лазурном берегу». Участок по <адрес> не выполнен до настоящего времени.

Из показаний свидетеля, данных в ходе предварительного следствия и оглашенных с согласия сторон по ходатайству государственного обвинителя, кроме того, усматривается, что она входила в состав конкурсной комиссии по строительству канализационного коллектора в ноябре 2007 года. Победителем конкурса был признан МУП «Водоканал», с которым МУ «УКС» в лице начальника Гунько был заключен муниципальный контракт. Общая стоимость контракта составила около №. Денежные средства были перечислены из средств областного бюджета в финансовое управление МО Верхняя Пышма. В ходе выполнения работ неоднократно проводились оперативные совещания при первом заместителе ФИО73 либо главе округа ФИО74 на которых обсуждались проблемы строительства коллектора. Со слов Боголапова ей было известно, что привлечены субподрядные организации для ускорения сроков строительства. Сроки выполнения строительства коллектора были установлены до конца декабря 2007 года. В эти сроки генеральному подрядчику необходимо выполнить работы и полностью освоить денежные средства. Строительство канализационного коллектора затрудняли погодные условия. На момент подписания актов приемки выполненных работ по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ работы были выполнены не в полном объеме, поскольку подрядчик не успевал выполнить работы в срок. В связи с этим, на одном из совещаний было принято решение о необходимости подписать акты выполненных работ, так как по окончанию финансового года выделенные денежные средства могли обратно забрать в областной бюджет. Приемку выполненных работ осуществляла Гунько как начальник МУ «УКС», являвшегося заказчиком по контракту на строительство, она расписывалась в актах приемки выполненных работ и в справках о стоимости выполненных работ (формы КС-2 и КС-3). В дальнейшем на основании этих документов производилось перечисление денежных средств на счет исполнителя МУП «Водоканал». Для того, чтобы освоить деньги до конца финансового года, были подписаны акты приемки выполненных работ, в которых было указано о том, что все работы выполнены в полном объеме, при этом фактически на тот момент работы не были доделаны до конца. Директор МУП «Водоканал» Боголапов предоставил гарантийные письма с обязательством доделать работы в срок до ДД.ММ.ГГГГ. Решение о подписании акта приемки без фактического выполнения работ было принято кем-то из руководства администрации ГО Верхняя Пышма. Со слов Гунько в 2007-2008 годах ей стало известно о том, что один участок в связи с пикетированием жителей не выполнен. По этой причине вместо данного участка был выполнен другой участок на эту же денежную сумму. Задвижки для коллектора и чугунные люки были приобретены МУП «Водоканал», однако они не были установлены во избежание хищения. Работы по установке люков и задвижек не выполнены до настоящего времени. В связи с чем не утверждена должностная инструкция начальника МУ «УКС» Гунько, ей неизвестно (т. 4 л.д. 37-41, 47-51, 59-62).

Свидетель эти показания в судебном заседании подтвердила, указав, что действительно входила в состав конкурсной комиссии, присутствовала на совещаниях при обсуждении проблем строительства коллектора. На момент подписания актов формы КС-2 и КС-3 Гунько не принимала самостоятельных решений, но она сама выезжала на объект и проверяла ход строительных работ. Охарактеризовала Гунько как добросовестного и ответственного работника, который грамотно относится к исполнению своих трудовых обязанностей.

Свидетель ФИО70 суду показал, что в настоящее время работает заместителем главного инженера МУП «Водоканал», в 2007 году он занимал должность инженера производственно-технического отдела в данной организации (далее – ПТО), его начальником в 2007 году была ФИО71, а директором организации – ФИО72. В его должностные обязанности входило: подготовка и согласование технической документации, технический надзор за объектами. Осуществляя данные полномочия, он выезжал на строящиеся объекты, проверял соответствие строительных работ проектной документации и СНиПам. Относительно строительства канализационного коллектора в <адрес> пояснил, что проект коллектора был выполнен соответствующей проектной организацией. Непосредственным исполнителем по контракту являлось МУП «Водоканал», которое осуществляло строительство линейной части коллектора: напорной и самотечной частей от «Лазурного берега» до камеры гашения, всего протяженностью около 10 км. К строительству коллектора МУП «Водоканал» было привлечено пять подрядных организаций. МУП «Водоканал» выполнил небольшую часть работ, только самые сложные участки. Сроки начала работы, примерно, ноябрь 2007 года. В ходе строительства коллектора под руководством директора организации Боголапова проводились оперативные совещания, на которых присутствовал, в том числе и он (свидетель), где обсуждались различные проблемы, например о невозможности закончить работы в установленный срок. Сложности при строительстве коллектора возникли по <адрес>, где строительству препятствовали местные жители, а также на болотистых местах вдоль Старопышминского тракта. Он подписывал акты формы КС-2 и КС-3 с подрядными организациями в части объема выполненных работ, при этом он выезжал на объект и сравнивал то, что было выполнено в натуре и то, что было зафиксировано в актах КС-2. Он расписывался только в тех актах, где работы были выполнен в полном объеме. Линейная часть коллектора была выполнена на 90-95%. Не были выполнены работы на <адрес>, камеры и гидравлические работы, об этом было известно Боголапову, который направил в администрацию гарантийные письма о том, что работы будут выполнены в 2008 году. Со стороны администрации строительство коллектора курировала Гунько.

Из его показаний, данных в ходе предварительного следствия (т. 4 л.д. 94-98) и оглашенных с согласия сторон по ходатайству государственного обвинителя в связи с наличием существенных противоречий, усматривается, что среди подрядных организаций при выполнении работ по строительству коллектора были привлечены: ООО «Строй-Бизнес», ООО «Трансстрой», ООО «РосСпецСтрой», ООО «Новатор-Энергия» и другие подрядные организации. На конец декабря 2007 года строительство канализационного коллектора было выполнено на 55%, поскольку были очень сжатые сроки, зимнее время и минусовые температуры. Нафиковой и Боголапову было достоверно известно о том, что работы были выполнены не в полном объеме, данная информация доводилась до них на оперативных совещаниях. Руководством МУП «Водоканал» были направлены гарантийные письма в адрес администрации о том, что МУП «Водоканал» обязуется выполнить работы в полном объеме. На ДД.ММ.ГГГГ не были выполнены: участки, ответственными за выполнение работ на которых являлись ООО «Новатор-Энергия» и ООО «РосСпецСтрой», так как были согласования с газовой службой, а также нарушены сроки поставки железно-бетонных материалов для камер; не был закончен участок у ООО «КП-Урал»; участок по <адрес> не был выполнен в связи с жалобами местных жителей. В 2008 году работы выполнялись со стороны подрядных организаций. Все финансовые вопросы решал только директор ФИО69. После подписания актов со стороны МУП «Водоканал» были перечислены денежные средства в полном объеме. По состоянию на сегодняшний день работы по строительству канализационного коллектора не выполнены в полном объеме. Приблизительная стоимость не выполненных работ составляет около №. Указанные денежные средства не были освоены МУП «Водоканал» в полном объеме.

Эти показания свидетель подтвердил в судебном заседании, указав, что линейная часть коллектора, то есть непосредственно труба была готова, а сам коллектор в целом готов на 55 %, № необходимы были для установки задвижек, строительства коллектора на <адрес> и для ввода объекта в эксплуатацию.

Свидетель ФИО66 показал суду, что с ДД.ММ.ГГГГ он является директором МУП «Водоканал», до этого времени с деятельностью предприятия он знаком не был. В ноябре 2009 в МУП «Водоканал» обратились жители <адрес> по вопросу окончания строительства и ввода в эксплуатацию канализационного коллектора. До этого о строительстве данного объекта ему ничего не было известно. Им были изучены документы по этому вопросу, в том числе контракт, заказчиком по которому выступал МУ «УКС», акты КС-2 и КС-3, копии гарантийных писем. Акты КС-2 и КС-3 подписывали директор МУП «Водоканал» и Гунько. Со слов ФИО67 ему известно, что 2006 году МУП «Водоканал» выиграл конкурс на строительство канализационного коллектора. Однако работы не были выполнены в полном объеме: не была достроена линейная часть, на <адрес> не проведены работы – не выкопана траншея и не уложена труба в связи с пикетами местных жителей, не проведены работы на болотистой местности, часть работы была выполнена ненадлежащим образом, поэтому не была принята ФИО68. При проверке на месте он обнаружил, что на одном участке не закопана труба, на болоте нет соединения труб, на колодцах нет люков и крышек, частично отсутствуют задвижки. Эта работа осталась невыполненной за МУП «Водоканал». Всего на строительство коллектора было перечислено около № работы не были выполнены на №. Работы, о выполнении которых в 2008 году было указано в гарантийных письмах, выполнены не были.

Свидетель ФИО62 суду показал, что он работает в должности главного инженера МУП «Водоканал» 12 лет. В его должностные обязанности входит: эксплуатационные, текущие и плановые ремонты; в подчинении находится отдел главного механика, отдел энергетика, участок водоснабжения, участок водоотведения, отдел ПТО. Относительно строительства канализационного коллектора в <адрес> пояснил, что генеральным подрядчиком по данному договору выступал МУП «Водоканал», также участвовало около 6-7 субподрядчиков, которых подбирал, скорее всего, ФИО63. Срок строительства был оговорен – до конца календарного года. Работы по строительству контролировали ФИО65 и ФИО64, которые выезжали на место и проверяли объем выполненных работ. Сам он на месте строительства коллектора присутствовал пару раз, специально данный проект не контролировал. Принимались ли как выполненные те работы, которые в действительности выполнены не были, не знает. Указал, что имелся недостроенный участок коллектора, поскольку против строительства выступали местные жители.

Из его показаний, данных в ходе предварительного следствия и оглашенных с согласия сторон по ходатайству государственного обвинителя, усматривается, что в подробности строительства канализационного коллектора в <адрес> он не вникал, все выполненные работы принимали сотрудники отдела ПТО, после чего подписывались акты приемки выполненных работ директором МУП «Водоканал» ФИО61. Не исключает, что часть актов мог подписывать он, если он подписывал какие-то акты приемки, то только после доклада ПТО о фактическом выполнении этих участков трассы коллектора. В ходе строительства не были построены два участка трассы коллектора: протяженностью около 300 метров по <адрес> и протяженностью около 50 метров по <адрес> участки трассы не были выполнены потому, что жители <адрес> стали активно оказывать противодействие, не давали проводить земляные работы; участок, протяженностью около 50 метров по <адрес> не был выполнен, поскольку должен был строиться после разработки проекта КНС-2, учитывая, что расположение КНС-2 было неизвестно, невозможно было проложить трубу от последнего выполненного колодца к КНС-2. Были ли эти невыполненные участки трассы коллектора приняты по документам, ему неизвестно. От работников ПТО ему известно, что в администрацию городского округа направлялись за подписью Боголапова гарантийные письма в связи со строительством коллектора, но по какому именно вопросу были направлены эти письма, он не знает, он этих писем не видел (т. 4 л.д. 145-148).

Эти показания свидетель полностью подтвердил в судебном заседании, указав, что действительно был второй недостроенный участок коллектора, о котором он забыл, подписывали ли он какие-либо акты – не помнит.

Свидетель ФИО59 показала суду, что в 2007 году она работала в должности инженера в МУ «УКС», ее руководителем была Гунько, однако фактическое руководство осуществляла ФИО60 – советник главы по перспективному развитию, которая давала обязательные для исполнения указания, все вопросы по строительству коллектора Гунько согласовывала с ней. В ее (свидетеля) обязанности входит осуществление строительного надзора на объектах, заказчиком по которым выступает МУ «УКС». Строительный надзор осуществляется путем выхода на строящийся объект, проверки фактически выполненных работ и соответствие их проектной документации. Кроме того, по объекту, за которым она осуществляет строительный надзор, на нее возлагается подготовка писем, проведение согласований, решение различных возникающих при строительстве вопросов. Гунько также осуществляла функции строительного контроля и надзора. При строительстве коллектора она участия не принимала, знает, что объект сдавался в конце года, выполнялся в очень короткие сроки в зимний период. На любом строящемся объекте ведется журнал производственных работ, работы принимаются поэтапно, когда часть работ выполнена, подрядчики приглашают для приемки работ и подписания акта. Итоговые документы по строительству любого объекта – акты скрытых работ, КС-2 и КС-3, в которых отражается объем работ и размер денежных средств, затраченный на эти работы. Акты выполненных работ подписывают инженер и руководитель. Охарактеризовала Гунько как ответственного, добросовестного работника, который серьезно относиться к выполнению своих обязанностей.

Свидетель ФИО58 показала суду, что она состоит в должности начальника Финансового управления администрации ГО Верхняя Пышма, ранее она занимала должность председателя комитета по экономике. Основными функциями финансового управления является формирование и исполнение бюджета городского округа. Общий порядок санкционирования оплаты денежных обязательств получателей средств бюджета установлен Бюджетным кодексом Российской Федерации. В настоящее время санкционирование оплаты денежных обязательств по муниципальному контракту производится на основании представленного платежного поручения, которое составляется самим учреждением – заказчиком работ и подписывается лицом, имеющим право первой подписи – это руководитель учреждения, либо лицом, имеющим право второй подписи – это главный бухгалтер и документа, подтверждающего возникновение денежных обязательств: муниципальный контракт, акты выполненных работ, унифицированные формы КС-2 и КС-3. В акте выполненных работ указывается объем выполненных работ, его сметная стоимость, а также те, кто сдал работы, кто их принял. Представленные документы проверяются, в том числе проверяется правильность их заполнения; соответствует ли заявленный в документах объем выполненных работ реальному, специалистом финансового отдела проверен быть не может, казначей проверяет стоимость этих работ. После оплаты пакет документов возвращается обратно получателю бюджетных средств. Срок хранения платежных поручений составляет три года, по истечении этого времени, указанные документы подлежат уничтожению, о чем составляется акт. Какой порядок санкционирования денежных средств из бюджета существовал в 2007 году и был ли он иным, свидетель затруднилась ответить.

Вместе с тем, из ее показаний в этой части, данных в ходе предварительного следствия и оглашенных по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон видно, что общий порядок санкционирования оплаты денежных обязательств получателей средств бюджета установлен Бюджетным кодексом Российской Федерации, в Финансовом управлении Порядок санкционирования оплаты денежных обязательств получателей средств бюджета утверждается соответствующим Приказом. В настоящее время действует приказ № 2 от ДД.ММ.ГГГГ. В 2007-2008 годах действовал иной приказ, однако порядок санкционирования был такой же, поскольку изменений в Бюджетный кодекс в указанной части за этот период не вносилось (т. 4 л.д. 137-140).

Свои показания в этой части свидетель Мосунова О.В. подтвердила, указав, что не помнит этого момента в связи с длительным периодом времени.

Свидетель ФИО57 суду показала, что она работает главным бухгалтером в МУ «УКС». В ее обязанности входит начисление заработной платы, проведение платежей по МУ «УКС», подготовка и сдача отчетности в налоговую инспекцию и внебюджетные фонды. В 2007 году МУ «УКС» являлось самостоятельным юридическим лицом – бюджетным учреждением, у которого имелся свой лицевой счет на расчетном счете финансового управления администрации ГО Верхняя Пышма, которое распоряжалось всеми денежными средствами. Фактически на счету МУ «УКС» никогда не находилось денежных средств, через этот счет производилась оплата выполненных работ по различным контрактам. Оплата выполненных работ обычно производится следующим образом: ею в финансовое управление предоставляются: платежное поручение, которое она подготавливает, контракт, акты выполненных работ. В платежном поручении имеются две подписи: первая подпись начальника МУ «УКС» Гунько, вторая подпись – бухгалтера, то есть ее. Платежное поручение оформляется на основании счета или счета-фактуры и актов выполненных работ. Акты выполненных работ подписываются начальником МУ «УКС». Она (свидетель) проверяет наличие в документах подписей сторон договора, сами работы, их объем, она проверить не может, проверяет только их стоимость. На основании счет-фактуры ею готовится распоряжение на имя Главы, после этого все документы предоставляются в финансовое управление и на их основании со счета МУ «УКС» денежные средства переводятся на счет подрядчика, выполнившего работы. Таким же образом оплачивались работы по строительству канализационного коллектора в <адрес>, который частично финансировался из областного и частично из муниципального бюджетов. По данному объекту были получены: договор, акт выполненных работ, счета. Акты выполненных работ были подписаны начальником УКС, подрядчиком и представителем администрации.

Свидетель ФИО55 суду показала, что в 2007 году она работала инженером-сметчиком МУ «УКС», начальником МУ «УКС» была Гунько. В ее ФИО56 обязанности входит проверка смет на строительство объектов, правильность примененных расценок и коэффициентов, индексов инфляции; объемы выполненных работ ею не проверяются, только правильность сметы по представленным объемам. В случае если ею будет обнаружение завышение стоимости работ по сметам, она пишет замечание и возвращает смету заказчику, если же расценки верны, сметы передаются на подпись начальнику управления. По вопросу о строительстве канализационного коллектора в <адрес> она проверяла правильность примененных расценок по многим сметам, какие именно уже не помнит. Процедура строительного надзора ей незнакома, эту функцию осуществляла сама Гунько, она неоднократно выезжала на место строительства коллектора. О том, что коллектор не достроен, ей стало известно только в связи с возбуждением уголовного дела. Охарактеризовала Гунько исключительно с положительной стороны.

Свидетель ФИО50 показал суду, в 2007 году он работал заместителем директора ООО «Капитал Строй», в ноябре 2007 года между ООО «Капитал Строй» и МУП «Водоканал» в лице директора ФИО51 был заключен договор подряда на выполнение работ по строительству четырех участков трассы канализационного коллектора в <адрес>. Кто был заказчиком работ, ему неизвестно. Сроки работы были установлены сжатые – до нового года; в проекте были задействованы 8-9 подрядных организаций. Непосредственно ООО «Капитал строй» было выполнено: участок напорного коллектора, который был построен и сдан в декабре 2007 года; самотечный коллектор в апреле-мае 2008 года; камера гашения напора – в августе 2008 года. Всего контракт был заключен на № однако работы были выполнены лишь на № именно эта сумма и была оплачена. МУП «Водоканал» принимал выполненные работы строго в соответствии с фактически выполненными объемами работ, перечисление денег производилось лишь после подписания актов приемки выполненных работ. Так, ООО «Капитал строй» не был выполнен участок от «Лазурного берега» до <адрес> в связи с конфликтом с местными жителями, которые не давали выкопать траншею, поскольку не было предусмотрено восстановление благоустройства. По вопросам строительства и объема выполненных работ главным инженером МУП «Водоканал» ФИО52 проводились совещания.

Свидетель ФИО53 суду показал, что в 2007 году он был директором ООО «КП Урал». В этом же году с МУП «Водоканал» был заключен договор о строительстве двух-трех участков канализационного коллектора в <адрес>, в том числе был заболоченный участок. ООО «КП Урал» осуществляло работы по прокладке траншеи, подготовке дна траншеи, укладке трубы, засыпке трубы, материал был предоставлен МУП «Водоканал». Работы проводились в сжатые сроки, принимались комиссионно: от МУП «Водоканал» присутствовал ФИО54 который составлял фотопротоколы, от администрации – Гунько, также присутствовал он сам. Оплата работ производилась помесячно по факту выполненных работ, в отношении которых был составлен акт. На участках, выполненных его организацией, акты выполненных работ составлялись только на те работы, которые действительно были выполнены. На одной из улиц <адрес> работы на были выполнены, поскольку против этого выступали местные жители. Сколько всего предприятием было получено денежных средств по данному контракту, он не помнит, деньги были перечислены в полном объеме в соответствии с объемом выполненных работ. Еженедельно в МУП «Водоканал» проводились оперативные совещания по вопросам строительства канализационного коллектора, на которых присутствовали все подрядчики, представители администрации и МУП «Водоканал».

Свидетель ФИО46 суду показал, что в 2007 году он являлся исполнительным директором ООО «Новатор-Энергия», генеральным директором которого был ФИО47. Между ООО «Новатор-Энергия» в лице генерального директора и МУП «Водоканал» в лице ФИО48 был заключен договор, как он предполагает, на прокладку пластиковой трубы. Этим договором полностью занимался ФИО49, он (свидетель) только один раз выезжал в сторону <адрес> и видел, что экскаватор капает траншею. К новому году проект был закончен, МУП «Водоканал» перечислил на счет общества № однако потом эти деньги были возвращены, по какой причине – он не знает.

Из его показаний, данных в ходе предварительного следствия и оглашенных по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон, следует, что с 2005 года он состоял в должности исполнительного директора ООО «Новатор-Энергия», занимался первичной документацией, снабжением. Работы по строительству канализационного коллектора в <адрес> он не курировал, два раза выезжал на данный объект, один раз отвозил деньги на солярку экскаваторщику; другой раз – осенью 2007 года и привозил прораба. В ООО «Новатор-Энергия» было трудоустроено два человека – ФИО45 и он, рабочих подыскивал сам Филиппов и договаривался с людьми. Проект на строительство данного коллектора нашел сам ФИО44, ему об этом ничего неизвестно. Он ни с кем из сотрудников МУП «Водоканал» либо администрации ГО Верхняя Пышма не был знаком. Он помнит, что прораб изготовлял акты на выполненные работы, подписывал ли он (свидетель) данные акты, не помнит. Работы на строительство коллектора велись несколько месяцев. Если он подписывал акты на выполненные работы, то он при этом не контролировал ход работ, только ставил свои подписи как номинальный директор. Всего за строительство коллектора на счет ООО «Новатор-Энергия» было перечислено около №. В конце декабря 2007 года Филиппов сказал ему, что деньги в размере № нужно вернуть, по какой причине не объяснил. На счет МУП «Водоканал» были возвращены деньги в данной сумме (т. 4 л.д. 99-103).

Эти показания свидетель полностью подтвердил в судебном заседании.

Свидетель ФИО40 суду показал, что в 2007 году он являлся директором ООО «Сотек». В этот период им был заключен договор с МУП «Водоканал» в лице директора ФИО42 на выполнение работ по очистке санитарной зоны строящегося коллектора в <адрес>, а именно по вырубке деревьев и кустарников. Работы проводились ближе к осени, срок выполнения работ от одного до полутора месяцев был оговорен в договоре. Работы проводились в районе Серовского тракта. Объем работ проверял и принимал от МУП «Водоканал» ФИО41 реже – сам ФИО43, возможно, присутствовали при этом и представители администрации. Оплата работ была произведена полностью по смете путем безналичного расчета, сумму он в настоящее время не помнит.

Из показаний свидетеля ФИО39 оглашенных по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон, следует, что в 2007 году он являлся учредителем и директором ООО «Трасстрой», которое занималось прокладкой канализаций, водопроводов. В 2007 году от МУП «Водоканал» поступило предложение ООО «Трасстрой» выполнить два участка по строительству коллектора в <адрес>. Работы проводились поздней осенью и зимой. По поводу строительства собирались оперативные совещания на базе МУП «Водоканал», которые проводил Боголапов; он ставил задачи подрядчикам, спрашивал о выполнении работ. Кроме ООО «Трасстрой» к строительству коллектора было привлечено около 7-8 подрядных организаций. С ООО «Трасстрой» был заключен договор, где были прописаны, в том числе характер и объем работ, сроки их выполнения, при этом сроки были небольшие: 2-3 месяца. На участке ООО «Трасстрой», протяженностью около 300 метров, необходимо было выкопать траншею, выполнить подготовку дна траншеи, уложить трубу, сдать выполненную работу представителю производственно-технического отдела МУП «Водоканал» Фурсову, который проверял правильность укладки трубы и давал разрешение на закопку трубы. Потом ООО «Трасстрой» было предложено выполнить еще один участок работ – прокладку траншеи, протяженностью около 500 метров. Этот участок работ тоже был выполнен в установленные сроки, приемку работ осуществлял Фурсов и его начальник Фируза Заяновна, при этом оформлялись акты приема выполненных работ. Работы на своем участке ООО «Трасстрой» закончило примерно в феврале. Оплата по договору была произведена следующим образом: вначале был перечислен аванс на приобретение необходимых материалов, после окончания работ и подписания акта приема выполненных работ на счет ООО «Трасстрой» от МУП «Водоканал» были перечислены деньги в полном объеме, в размере около №. По его мнению, работы по строительству коллектора проводились в соответствии с запланированными сроками, на оперативках подрядчики докладывали об успешном строительстве, насколько он помнит, была проблема с прокладкой трубы по болоту возле Тагильского тракта и с прокладкой трубы под этим трактом. Как были решены эти проблемы, он не знает (т. 4 л.д. 111-114).

Согласно заключению эксперта № 05 от ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д. 173-249) при обследовании канализационного коллектора в <адрес> выявлены следующие дефекты:

Отсутствуют крышки и люки колодцев и камер канализационного коллектора, которые находятся в свободном доступе людей, не ограждены сигнальными ограждениями и представляют опасность для жизни и здоровья людей;

Гидроизоляция бетонных элементов колодцев и камер выполнена в недостаточном объеме, либо не выполнена вообще;

Марка бетона отдельных железобетонных элементов колодцев по результатам визуального осмотра не соответствует необходимым требованиям по прочности, влагопоглощению и качеству циклов морозостойкости;

Отдельные железобетонные элементы колодцев и камер на момент осмотра (март-апрель 2012) разрушены;

В камерах и колодцах канализационного коллектора отсутствуют металлические лестницы-стремянки, запорная арматура, вантузы;

Не выполнены три участка трассы коллектора, которые в актах приемки выполненных работ по форме КС-2 указаны как выполненные, и без которых данный канализационный коллектор не работоспособен, это: участок трассы напорного коллектора, протяженностью 300 п.м. в двухтрубном исполнении из полиэтиленовых труб диаметром 160 мм от проектируемой КНС-2 вверх по <адрес> в сторону <адрес>; участок трассы самотечного коллектора, протяженностью около 50 п.м. по <адрес> от последнего выполненного колодца № до проектируемой КНС-2 в однотрубном исполнении из труб Прагма, диаметром 250 мм, не выполнены колодцы № часть трассы коллектора, протяженностью 280 п.м., в двухтрубном исполнении из полиэтиленовых труб диаметром 160 мм на участке от колодца №, из них: на участке в 100 п.м. вырыта траншея, видны обрезки разрушенной полиэтиленовой трубы диаметром 160 мм.

Сметная стоимость фактически выполненных работ по строительству канализационного коллектора составляет 20 218 917 руб. 95 коп.; размер фактически причиненного ущерба составляет 11 384 096 руб.

В заключении эксперта № 05/доп от ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д. 256-301), отражено, что не выполнены следующие участки коллектора:

Самотечный коллектор в однотрубном исполнении с диаметром трубы Прагма 250 мм, протяженностью 310 метров, стоимость №.;

Напорный коллектор в двухтрубном исполнении, диаметр полиэтиленовой трубы 110 мм, протяженностью 150 метров, стоимость №.;

Напорный коллектор в двухтрубном исполнении, диаметр полиэтиленовой трубы ПЭ80 160 мм, протяженностью 484 метра, стоимость №.

Итого не выполнено работ, указанных в актах приема выполненных работ как выполненные, на общую сумму №.

На представленной схеме напорного коллектора <адрес> (т. 5 л.д.), которая отражает то, как в конечном итоге должен был выглядеть завершенный строительством коллектор, экспертом обозначены невыполненные участки коллектора, которые были выявлены им при осмотре местности.

Специалист ФИО38 суду показал, что им были проведены экспертиза и дополнительная экспертиза, касающиеся строительства канализационного коллектора в <адрес>. При составлении заключений им были изучены представленные документы, а также произведен визуальный осмотр участков местности, где осуществлялось строительство коллектора. Весь коллектор скрыт под землей, однако имелась исполнительная съемка, также один участок коллектора был раскопан. По результатам проведенного исследования установлено, что работы по строительству канализационного коллектора выполнены не в полном объеме – не выполнены три участка трассы коллектора:

Участок самотечного коллектора в однотрубном исполнении, протяженностью 310 метров, из них: не выполнен участок, протяженностью 30 метров от колодца № проектируемой КНС-2, остальные 280 метров имеются только на бумаге, так как согласно техническому заданию данный участок должен быть длиной 700 метров, по локальным сметным расчетам и акту приемки выполненных работ длина данного участка также рассчитывалась как 700 метров, в действительности выполнено 390 метров трассы, остальное – это завышение объемов работ в техническом задании;

Участок напорного коллектора в двухтрубном исполнении, протяженностью 150 метров. По техническому заданию данный участок трассы должен был быть длиной 970 метров, по смете и актам приемки выполненных данный участок принят как полностью выполненный, в действительности указанный участок по данным исполнительной топосъемки составляет всего 810 метров, разница – 160 метров (по измерениям эксперта не выполнено 150 метров) – это завышение объемов работ в техническом задании.

Участок напорного коллектора в двухтрубном исполнении, протяженностью 484 метра. Данный невыполненный участок трассы состоит из нескольких участков: 300 метров от КНС-2 вверх по <адрес> метров с вырытой и брошенной траншеей на участке между колодцами №, а остальные 84 метра – это завышение объемов работ в техническом задании, которых не хватает по всей протяженности коллектора. По смете длина трассы, выполненная в двухтрубном исполнении, составляет 5 153 метра, по актам приемки выполненных работ весь участок трассы принят как выполненный, он по данным исполнительной топосъемки выполненные участки в совокупности составляют всего 4 770 метров, в том числе участок с выкопанной траншеей, протяженностью 100 метров.

Из исполнительной топосъемки следовало, что был выполнен участок трассы коллектора от КНС-1 до колодца № 12 на территории «Лазурного берега», протяженностью 141 метр. Поскольку строительство данного участка коллектора не предусмотрено ни техническим заданием, ни локальными сметными расчетами, данный участок им (экспертом) не проверялся. При расчете стоимости работ, указанных в актах приема выполненных работ как выполненные, виды работ, расценки и коэффициенты взяты из тех утвержденных локальных сметных расчетов, которыми пользовался МУП «Водоканал» при строительстве канализационного коллектора. По дополнительной экспертизе № 05/доп стоимость невыполненных работ составила № в ценах 2007 года.

Вина Гунько в совершении преступления подтверждается письменными материалами дела.

В заявлении (т. 1 л.д. 99-102) ставится вопрос о проверке законности использования бюджетных средств при строительстве канализационного коллектора в <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГ утверждено сводное заключение по рабочему проекту на строительство канализационного коллектора в п. Санаторный МО «Верхняя Пышма». Линейная часть (т. 2 л.д. 189-194).

Постановлением правительства Свердловской области от 19 июля 2006 года № 620-ПП утвержден перечень инвестиционных программ развития общественной инфраструктуры муниципального значения, для долевого финансирования которых предоставляются субсидии из областного фонда муниципального развития в 2007 году, где в п. 28 предусмотрено предоставление субсидии в размере № на линейную часть канализационного коллектора в <адрес> (т. 1 л.д. 130-131).

В соответствии с соглашением № 9 от ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 135-137), заключенным между Министерством природных ресурсов <адрес> и городским округом Верхняя Пышма в лице главы городского округа Яковлева, местному бюджету городского округа из областного бюджета в 2007 году предоставляется субсидия в размере № по инвестиционному проекту «Канализационный коллектор <адрес>». Срок действия соглашения определен до ДД.ММ.ГГГГ.

Как следует из протокола рассмотрения заявок на участие в конкурсе от ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 142) допущен и признан участником открытого конкурса на выполнение работ по строительству канализационного коллектора в <адрес> единственный участник размещения заказа МУП «Водоканал».

ДД.ММ.ГГГГ между заказчиком МУ «УКС МО «Верхняя Пышма» в лице начальника Гунько и подрядчиком МУП «Водоканал» в лице Боголапова заключен контракт № 23-КК (т. 1 л.д. 143-146) о выполнении подрядчиком работ по строительству канализационного коллектора в <адрес> в срок до ДД.ММ.ГГГГ (п. 3.1); стоимость работ – № (п. 4.1); при этом подрядчик обязался завершить строительство канализационного коллектора и сдать результат работ в предусмотренные контрактом сроки, кроме того подрядчик вправе привлекать к исполнению договора соисполнителей (п. 2.1, 5.1.1).

ДД.ММ.ГГГГ МУП «Водоканал» ГО Верхняя Пышма выдано разрешение на строительство объекта капитального строительства канализационного коллектора в <адрес> сроком до ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д. 95).

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

Локальными сметными расчетами определены перечень необходимых работ и последующих затрат на их выполнение (т. 1 л.д. 150-168).

Как видно из договора подряда (т. 1 л.д. 117-118) ДД.ММ.ГГГГ между субподрядчиком ООО «Капитал-строй» и генеральным подрядчиком МУП «Водоканал» заключен договор о выполнении субподрядчиком перечня работ по строительству канализационного коллектора от <адрес>, указанного в п. 1.1 данного договора, в срок с 19 ноября по ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно договору подряда (т. 1 л.д. 119) ДД.ММ.ГГГГ между заказчиком ООО «Капитал-строй» и подрядчиком ООО «Строй-бизнес» заключен договор о выполнении подрядчиком по заданию заказчика земляных работ в <адрес> в срок с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Из договора аренды (т. 1 л.д. 120) следует, что ДД.ММ.ГГГГ арендодатель Дергач И.Ю. предоставил ООО «Строй-бизнес» специальную технику, в том числе экскаваторы, гидромолот и экскаватор-погрузчик.

Расчет генерального подрядчика с субподрядными организациями по строительству канализационного коллектора осуществлялся на основании платежных поручений, составленных по представленным счетам и счетам-фактурам (т. 2 л.д. 221-247), сводные данные по которым приведены в таблице (т. 2 л.д. 248).

В соответствии с протоколом обыска (т. 1 л.д. 220-223) по месту жительства Гунько изъяты копии требований-накладных, копии гарантийных писем, которые осмотрены и приобщены к материалам дела в качестве вещественных доказательств (т. 1 л.д. 224-228).

Конкурсная документация по строительству канализационного коллектора, исполнительная топосъемка, сметные расчеты, контракт, платежные поручения и счета-фактуры, изъятые в ходе обыска в помещении МБУ «УКС Верхняя Пышма», осмотрены и приобщены к материалам дела в качестве вещественных доказательств (т. 1 л.д. 231-234, 235-242, 243-244).

В соответствии с протоколом выемки в МУП «Водоканал» произведена выемка документов, связанных со строительством канализационного коллектора в <адрес>, в том числе контракта и дополнительного соглашения к нему, сводного сметного расчета, актов по форме КС-2 и КС-3, иной переписки. Выданные документы осмотрены (т. 1 л.д. 258-265, 266-267) и приобщены к материалам дела в качестве вещественных доказательств.

В гарантийных письмах, в том числе № 2751 от ДД.ММ.ГГГГ, адресованных первому заместителю Главы ГО Верхняя Пышма Чиркову и начальнику МУ «УКС» Гунько, директор МУП «Водоканал» ФИО37 гарантирует окончание МУП «Водоканал» основных и дополнительных работ при строительстве канализационного коллектора в <адрес> в срок до ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д. 3, 9, 10). На письме № 2751 имеется подпись и расшифровка подписи Гунько Д.Д., второе гарантийное письмо получено Гунько ДД.ММ.ГГГГ, что следует из собственноручной записи и личной подписи.

Как следует из протокола осмотра места происшествия с приложенной к нему иллюстрационной таблицы (т. 3 л.д. 70-81) следователем с участием эксперта Попова и свидетеля Боголапова осмотрены участки местности в <адрес>, где производилось строительство канализационного коллектора, в протоколе зафиксировано в том числе, наличие канализационных колодцев, из которых выступают металлические лестницы, и на которых отсутствуют крышки люков; а также зафиксировано наличие траншей, затопленных водой, из которых выступают пластиковые трубы.

В соответствии с протоколом осмотра места происшествия (т. 3 л.д. 82-86) осмотрены кабинеты, занимаемые МУ «УКС» в здании по адресу: <адрес>.

Порядок санкционирования оплаты денежных обязательств получателей средств бюджета городского округа утвержден приказом начальника финансового управления № 153 от ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д. 67-69).

Распоряжением главы МО «Верхняя Пышма» Гунько принята в порядке перевода с ДД.ММ.ГГГГ на должность начальника МУ «УКС «МО Верхняя Пышма» (т. 4 л.д. 266); на основании собственного заявления переведена на должность заместителя начальника учреждения с ДД.ММ.ГГГГ (т. 4 л.д. 267).

В соответствии с должностной инструкцией начальника МУ «УКС МО «Верхняя Пышма» (т. 4 л.д. 271-272), а именно с п. 3.1, 3.2, 3.4 и 3.5 в функциональные обязанности Гунько входит, в том числе: контроль и технический надзор за строительством и ремонтом, соответствием объемов, стоимости и качества выполняемых работ проектам и сметным расчетам, строительным нормам и правилам; заключение договоров подряда на выполнение работ по капитальному строительству и ремонтам; передача в эксплуатацию законченных строительством и ремонтом введенных в действие объектов организациям; учет и контроль расходования сметного лимита по соответствующей структуре капитальных вложений.

Оценив исследованные доказательства в совокупности, суд находит их достоверными и допустимыми, а вину подсудимой Гунько в совершении преступления считает доказанной.

Из приведенных доказательств следует, что Гунько, являясь должностным лицом – начальником МУ «УКС», ненадлежаще исполняя свои должностные обязанности вследствие небрежного к ним отношения, действуя от имени МУ «УКС», как заказчик, в период ДД.ММ.ГГГГДД.ММ.ГГГГ подписала акты о приемке работ по ранее заключенному с подрядчиком МУП «Водоканал» муниципальному контракту на выполнение работ по строительству канализационного коллектора в <адрес>, заведомо зная, что они не выполнены в полном объеме, но, самонадеянно рассчитывая, что подрядчик исполнит свои обязательства. После чего, недобросовестно относясь к службе, для осуществления оплаты фактически не выполненных работ, она подписала справки о стоимости работ и затрат, санкционировала оплату в пользу МУП «Водоканал», в том числе невыполненных объемов работ на общую сумму №., что повлекло причинение крупного ущерба на указанную сумму.

Указанное подтверждено показаниями самой подсудимой, ее явкой с повинной, а также показаниями свидетелей, указавших, что в 2007 году между МУ «УКС» и МУП «Водоканал» был заключен муниципальный контракт на строительство линейной части канализационного коллектора в <адрес>; сроки строительства коллектора были ограничены окончанием календарного и финансового года в целях полного оприходования поступивших из областного бюджета денежных средств. К строительству коллектора генеральным подрядчиком были привлечены субподрядные организации для выполнения определенного объема работ. Несмотря на предпринятые меры, строительство коллектора не было завершено в оговоренные контрактом сроки, чему частично способствовали и погодные условия. В связи с этим генеральным подрядчиком заказчику были направлены гарантийные письма о завершении невыполненных работ по строительству коллектора в 2008 году, что явилось основанием для подписания начальником МУ «УКС» Гунько актов КС-2 и КС-3 о выполнении строительных работ в полном объеме и дальнейшего санкционирования оплаты генеральному подрядчику работ по строительству коллектора в полном объеме.

У суда нет оснований не доверять последовательным показаниям свидетелей, поскольку их пояснения полны, согласуются между собой и с другими материалами уголовного дела по всем существенным моментам.

Факт невыполнения в полном объеме предусмотренных работ по строительству канализационного коллектора не оспорен самом подсудимой, кроме того, подтвержден показаниями свидетелей, письменными материалами дела, в том числе показаниями и заключениями эксперта, которые надлежаще мотивированы, составлены квалифицированным специалистом и сомнений у суда не вызывают.

Органами предварительного следствия действия Гунько квалифицированы как три самостоятельных состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации, как умышленное совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства.

По мнению следствия, Гунько, являясь должностным лицом – начальником МУ «УКС», умышленно, явно выходя за пределы своих полномочий, подписала представленные генеральным подрядчиком акты о приемке выполненных работ формы КС-2 и справку о стоимости выполненных работ и затрат формы КС-3 о выполнении в полном объеме работ по строительству канализационного коллектора в <адрес>, при этом, заведомо зная о невыполнении трех участков коллектора, после чего в нарушение требований бюджетного законодательства необоснованно санкционировала оплату денежных обязательств в пользу генерального подрядчика за невыполненные объемы работ на общей сумме №.

Однако, предложенная органами предварительного следствия квалификация действий Гунько не нашла подтверждения в судебном заседании.

Так, по смыслу закона ответственность за превышение должностных полномочий наступает в случае совершения должностным лицом активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий, которые повлекли в том числе причинение крупного ущерба, если при этом должностное лицо осознавало, что действует за пределами возложенных на него полномочий.

Превышение должностных полномочий может выражаться, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые: относятся к полномочиям другого должностного лица; могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте; совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом; никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Вопреки этому органами предварительного следствия не указано превышение каких именно должностных полномочий вменено Гунько в вину.

Между тем, как следует из должностной инструкции начальника МУ «УКС» Гунько, в ее обязанности входит, в том числе: контроль и технический надзор за строительством и ремонтом, соответствием объемов, стоимости и качества выполняемых работ проектам и сметным расчетам, строительным нормам и правилам; заключение договоров подряда на выполнение работ по капитальному строительству и ремонтам; передача в эксплуатацию законченных строительством и ремонтом введенных в действие объектов организациям; учет и контроль расходования сметного лимита по соответствующей структуре капитальных вложений.

Изложенное позволяет суду сделать вывод, что действия Гунько по подписанию представленных генеральным подрядчиком актов о приемке выполненных работ формы КС-2 и справки о стоимости выполненных работ и затрат формы КС-3 о выполнении в полном объеме работ по строительству канализационного коллектора, а также последующее санкционирование оплаты денежных средств генеральному подрядчику, в полной мере согласуются с возложенной на нее, как на должностное лицо, обязанностью осуществления контроля и технического надзора за строительством.

Как установлено судом, эти должностные обязанности не относятся к полномочиям другого должностного лица, совершаются должностным лицом – начальником МУ «УКС» Гунько единолично, и не требуют наличия каких-либо особых обстоятельств.

Кроме того, в ходе судебного следствия установлено, что действия, которые вменены Гунько, являются тождественными по своей сути, совершены в рамках осуществления работ по строительству одного объекта, в короткий промежуток времени, поэтому квалификация ее действий в качестве трех самостоятельных составов преступления представляется излишней.

С учетом изложенного государственный обвинитель переквалифицировал действия Гунько с ч. 1 ст. 286, ч. 1 ст. 286, ч. 1 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 293 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Что касается объема предъявленного подсудимой обвинения, то суд полагает необходимым исключить вменение в вину Гунько подписание ею актов КС-2 и КС-3 о выполнении строительных работ по участку напорного коллектора в двухтрубном исполнении, протяженностью 484 метра, и дальнейшее санкционирование оплаты генеральному подрядчику работ по строительству коллектора на указанном участке в сумме № в связи со следующим.

Исходя из положений ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Как установлено судом на основании заключения эксперта, показаний эксперта, данных в судебном заседании, при строительстве канализационного коллектора не были выполнены три участка трассы: участок самотечного коллектора в однотрубном исполнении, протяженностью 310 метров; участок напорного коллектора в двухтрубном исполнении, протяженностью 150 метров и участок напорного коллектора в двухтрубном исполнении, протяженностью 484 метра. При этом последний участок включает: невыполненный участок, протяженностью 300 метров по <адрес>; участок, протяженностью 100 метров с вырытой и брошенной траншеей между колодцами № метра коллектора, которых не хватает исходя из общей протяженности коллектора.

Между тем, как установлено из показаний подсудимой: вместо участка напорного коллектора, протяженностью 300 метров по <адрес>, из-за пикетов местных жителей, был выполнен аналогичной по стоимости участок коллектора в районе «Лазурного берега»; денежные средства, выделенные на участок коллектора по <адрес>, были затрачены на строительство коллектора в «Лазурном берегу» - эти доводы не опровергнуты ни экспертом, который пояснил, что не проверял часть трассы коллектора в «Лазурном берегу», так как этого не было предусмотрено техническим заданием, не опровергнуты они и другими материалами дела; участок вырытой и брошенной траншеи, протяженностью 100 метров, между колодцами № №, на момент приемки работ в 2007 году был закопан, трубы были уложены – эти доводы также не опровергнуты экспертом, учитывая, что осмотр участка местности производился через 5 лет после окончания работ.

Таким образом, в этой части у суда имеются сомнения в виновности Гунько, которые не могут быть устранены, а потому трактуются в пользу подсудимой.

Аналогичные сомнения имеются у суда и по участку коллектора, протяженностью 84 метра. Как пояснил эксперт, 84-х метров коллектора не хватает исходя из общей протяженности коллектора, которая заявлена в техническом задании, где именно эти работы не выполнены, эксперт не установил, как и не установил стоимость работ по монтажу этого участка коллектора.

Совершение Гунько действий, явившихся следствием небрежного отношения к своим должностным обязанностям, не было связано ни с устранением опасности, непосредственно угрожающей личности, охраняемым законом интересам общества или государства, ни с исполнением обязательного для нее приказа или распоряжения.

При таких обстоятельствах, действия Гунько суд квалифицирует по ч. 1 ст. 293 Уголовного кодекса Российской Федерации как халатность, то есть ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного отношения к службе, что повлекло причинение крупного ущерба в сумме №.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, данные, характеризующие личность подсудимой, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на ее исправление и условия жизни ее семьи.

Гунько совершила небольшой тяжести преступление против службы в органах местного самоуправления, вину в совершении преступления признала полностью, в содеянном раскаялась, способствовала раскрытию и расследованию преступления.

Гунько ранее не судима, впервые совершила преступление, к административной ответственности не привлекалась, на учетах у психиатра и нарколога не состоит, по месту работы характеризуется исключительно положительно.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Гунько, суд признает полное признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной, а также активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Обстоятельств, отягчающих наказание, суд не установил.

Представитель потерпевшего вопрос о наказании подсудимой оставил на усмотрение суда.

На основании совокупности данных о личности подсудимой, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих обстоятельств, отношения Гунько к содеянному, суд приходит к выводу о целесообразности для исправления подсудимой назначить ей наказание в виде штрафа.

Вместе с тем в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 Уголовного кодекса Российской Федерации лицо, совершившее преступление небольшой тяжести, освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли два года.

Согласно ч. 2 ст. 78 Уголовного кодекса Российской Федерации сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу.

Как видно из материалов дела, Гунько виновна в преступлении небольшой тяжести, которое совершено ею в период с 01 по 31 декабря 2007 года.

Таким образом, сроки давности по данному преступлению истекли 31 декабря 2009 года, то есть до вынесения приговора, поэтому Гунько в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации подлежит освобождению от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

В ходе судебного следствия представителем потерпевшего заявлен гражданский иск о взыскании с администрации ГО Верхняя Пышма, МБУ «УКС Верхняя Пышма», Гунько и МУП «Водоканал» в пользу Министерства природных ресурсов и экологии Свердловской области в возмещение причиненного материального ущерба №.

Подсудимая иск представителя потерпевшего не признала в полном объеме.

Гражданский иск представителя потерпевшего, как требующий дополнительных расчетов, суд находит подлежащим передаче на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 24, 303, 304, 307-309 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд

приговорил:

признать Гунько Домнику Дмитриевну виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 Уголовного кодекса Российской Федерации и назначить наказание в виде штрафа в размере 70 000 (семидесяти тысяч) рублей.

Гунько Домнику Дмитриевну от назначенного наказания освободить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Меру пресечения Гунько Д.Д. до вступления приговора в законную силу оставить без изменения – подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Гражданский иск представителя потерпевшего передать для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

<данные изъяты>

Приговор может быть обжалован в судебную коллегию по уголовным делам Свердловского областного суда в течение 10 суток со дня его постановления путем принесения апелляционной жалобы, представления через Верхнепышминский городской суд Свердловской области.

Судья (подпись) Н.Л. Кипелова

Здравствуйте! Подскажите,пожалуйста, нужна ли запятая в данном предложении: По предварительному согласованию (,) машина объемом 120м3 должна быть заполнена в полном объеме .

Постановка этой запятой факультативна.

Вопрос № 288305

Добрый день! Буду благодарна, если подскажите, нужна ли запятая (рядом?) в предложении: Эти насекомые всегда обнаруживаются там, где грязно,? и вода в раковине не стекает в полном объеме , а застаивается.

Ответ справочной службы русского языка

Запятая не нужна, но предложение построено не вполне удачно, лучше его переформулировать.

Вопрос № 283104
Подскажите пожалуйста, что говорят правила о написании окончания в слове ПЕРЕДАЧА, если предложение выглядит так:
1. Организация мероприятий по приемке-передач(ие) дел.
2. С целью в полном объеме передач(ие) дел.

Ответ справочной службы русского языка

Корректное написание: Организация мероприятий по приему-передаче дел. С целью передачи дел в полном объеме .

Вопрос № 281706
Нужна ли запятая в скобках?

Не в полном объеме были учтены потребности учреждений здравоохранения в проведении мероприятий по внедрению информационных систем(,) и требуется их дальнейшее финансирование.

Ответ справочной службы русского языка

Указанная запятая нужна.

Вопрос № 279779
Как правильно написать фразу: "Документ поступил не в полном объеме " или "Документ поступил в неполном объеме". Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Корректно: не в полном объеме .

Вопрос № 276631
Добрый день. Нужно ли обособлять деепричастие в таком предложении: "Это частично поисковые задания, выполняя которые студенты решают проблему, но не в полном объеме ". Заранее спасибо за ответ.

Ответ справочной службы русского языка

Знаки препинания расставлены верно, деепричастный оборот в данном случае не обособляется.

Вопрос № 267888
Здравствуйте.
Моему ребенку в школе на уроке русского языка задали следующее задание: Укажите слова, в которых на месте пропуска в которых пишется И:
1. Куц...и
2. Ц...пленок
3. Ц...татник
4. Сестриц...н
5. Истц...

Со словами со 2 по 5 все понятно. Но что за слово под №1? Если это множественное число слова "куцый", то на конце должно быть Е. Может я не права?

И еще: Имеет ли право на существование в русском языке слово "приупрятать"? Ведь приставка в данном случае обозначает неполноту действия, а форма слова "упрятать" показывает, что действие совершено в полном объеме и доведено до конца.

Ответ справочной службы русского языка

Может быть, это слово КУЦЫЙ написано с опечаткой?

Слово приупрятать - окказиональное (то есть имеет право на существование именно в авторских, редких контекстах).

Вопрос № 262153
Как правильно сказать:
Поздравление от тех, кто помнит Вас, или помнит о Вас? Спасибо!

Ответ справочной службы русского языка

Варианты различаются по значению. Д. Э. Розенталь в справочнике «Управление в русском языке» указывает: помнить кого-что "сохранять в памяти в полном объеме "; помнить о ком-чем общем виде, без подробностей". Поэтому лучше, пожалуй: помнит Вас.

Вопрос № 255361
Здравствуйте! Возник вопрос относительно правильности формы слова "споемте" ("споемте, друзья!"), посмотрела в словарях у вас на портале, но не нашла такого слова. Интересно, почему не зафиксировано в словарях? Есть же "пойдемте", например? Пожалуйста, разъясните, в каких случаях возможны формы на -те (глаг. побудит. мн. ч.)?

Ответ справочной службы русского языка

Дело в том, что словари не приводят все возможные формы слов; в словарях представлены только такие формы (да и то не все), которые представляют затруднения для говорящих и пишущих на русском языке. Воспроизвести в словаре все формы слов русского литературного языка в полном объеме пока что представляется технически нереализуемой задачей.

Форма глагола споемте (от спеть ) существует, более того, у этой формы есть свое название. Это форма повелительного наклонения совместного действия . Вот что сказано об этой форме в академической "Русской грамматике":

Формы совместного действия – это формы мн. ч.; обозначаемое ими побуждение всегда относится к двум или более лицам: к собеседнику (либо собеседникам, группе лиц, включающих собеседника) и к самому говорящему. Значение повелит. накл. у этих форм выражается при помощи постфикса -те, присоединяемого: 1) у глаголов сов. вида и у глаголов однонаправленного движения – к форме 1 л. мн. ч. изъявит. накл.: пойдемте, поедемте, идемте, летимте, плывемте; Ребята! Не Москва ль за нами? Умремте ж под Москвой (Лерм.); А, впрочем, станемте-ка лучше чай пить (Тург.); 2) у глаголов несов. вида (кроме глаголов однонаправленного движения) – к частице давай, соединяющейся с инфинитивом этого глагола: давайте петь, давайте играть; Давайте, – говорю, – ласковые, в жмурки по полянке бегать (Леск.). Частица давай(те) употребляется и при формах совместного действия глаголов сов. вида: давай(те) напишем; давай(те) сыграем; Зовет меня взглядом и криком своим И вымолвить хочет: Давай улетим! (Пушк.). Из возможных дублетных образований типа покормимте – давайте покормим, сыграемте – давайте сыграем более употребительны сочетания с частицей давай(те).

Как Вы, наверное, заметили, в современном русском языке формы типа "споемте" конкурируют с формой "давай споем", причем последняя постепенно вытесняет форму "споемте" (что можно объяснить общим стремлением русского языка к аналитизму, проще говоря, к образованию составных грамматических форм). Видимо, с явлением "вытеснения" грамматической формы "споемте" и связан Ваш вопрос о правомерности этой формы.

Вопрос № 246002
В прошлом году эту проблему признали на государственном уровне: впервые было принято решение предоставить бесплатное и в полном объеме лечение от СПИДа всем, нуждающимся в нем. Нужна ли запятая перед НУЖДАЮЩИМСЯ? Или это отглагольное прилагательное? Спасибо за своевременный ответ.

Ответ справочной службы русского языка

Запятая не ставится, определительный оборот тесно примыкает к местоимению всем .

Вопрос № 239320
Добрый день! Поджскажите, пожалуйста, как праильно написать ИП Дульнева Г.А. своевременно и в полном объеме выполняла или выполнял свои обязательства?

Ответ справочной службы русского языка

В канцелярской речи предпочтительным будет вариант "выполнял".

Вопрос № 236856
Добрый день! Помогите, пожалуйста, разобраться:
1. Нужно ли в указанном предложении обособлять оборот «по не зависящим от Исполнителя причинам», а также ставится ли запятая после слова «нового», и почему:
Принимая во внимание, что по не зависящим от Исполнителя причинам работы по шефмонтажу, шефналадке …нового поставленного ОАО «РиК» оборудования выполнены не в полном объёме, Стороны согласовали продление срока выполнения этих работ.
2. Нужна ли запятая перед «исходя» в обоих случаях и почему:
Цена работ по Дополнению включает в себя цену работ, выполненных до 31.12.2007, составляющую 5 рублей, исходя из фактически отработанного времени и ставки возмещения, и цену работ, выполняемых в 2008 году, составляющую 10 рублей и определенную исходя из Графика командирования и ставки возмещения.

Ответ справочной службы русского языка

1. Обособление не требуется. Правильно: по независящим от Исполнителя причинам (здесь требуется слитное написание).

2. Обороты с предлогом исходя из обычно выделяются запятыми. Запятые не требуются, если оборот с предлогом исходя из тесно связан по смыслу с относящимися к нему предшествующими словами. Ваш вариант расстановки знаков препинания корректен.

Вопрос № 220108
Создание является термином, который шире по содержанию и в полном объеме охватывает понятие приобретения/приобретение. Нужно ли брать слова "создание" и "приобретение" в кавычки?

Ответ справочной службы русского языка

Корректно: _«Создание» является термином, который шире по содержанию и в полном объеме охватывает понятие «приобретение»._
Вопрос № 217964
Не подскажите, как быть с буквой "ё"? Вводить ее в официальные документы - законы, нормативные правовые акты, деловые письма и т.д.? Газеты уже используют эту букву в полном объёме ("Аргументы и факты", например). Какие-нибудь правила употребления буквы "ё" есть? На что можно ссылаться? Спасибо, ждём с нетерпением.

Ответ справочной службы русского языка

Вопрос № 212745
Скажите, пожалуйста, нужна ли запятая: Ваша задача будет решена в полном объеме , и кратчайшие сроки. спасибо!

Ответ справочной службы русского языка

Предпочтительно: _Ваша задача будет решена в полном объеме и в кратчайшие сроки._

© 2020 estry.ru
Портал о беременности